БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
     

    Живопись в футуризме

    1 - 2


              Доказательство в живописном искусстве интуитивного творчества было ложно, так как уродство есть результат внутренней борьбы интуиции в форме реального.
              Интуиция есть новый разум; сознательно творящий формы.
              Но художник, будучи порабощен утилитарным разумом, ведет бессознательную борьбу, то подчиняясь вещи, то уродуя ее.


              Гоген, убежавший от культуры к дикарям и нашедший в примитивах больше свободы, чем в академизме, находился в подчинении интуитивного разума.
              Он искал чего-то простого, кривого, грубого.
              Это было искание творческой воли.
              Во что бы то ни стало не написать так, как видит его глаз здравого смысла.
              Он нашел краски, но не нашел формы, и не нашел потому, что здравый смысл доказывал ему, что нелепость писать что-либо, кроме натуры.
              И вот большая сила творчества была им повешена на костлявом скелете человека, на котором она и высохла.
              Многие борцы и носители большого дара вешали его, как белье на заборах.
              И все это делалось из-за любви к уголку природы.
              И пусть авторитеты не мешают нам предостеречь поколение от вешалок, которые они так полюбили и от которых им так тепло.


              Усилие художественных авторитетов направить искусство по пути здравого смысла — дало нуль творчества.
              И у самых сильных субъектов реальная форма — уродство.
              Уродство было доведено у более сильных до исчезающего момента, но не выходило за рамки нуля.
              Но я преобразился в нуле форм и вышел за нуль к творчеству, т.е. к Супрематизму, к новому живописному реализму — беспредметному творчеству.
              Супрематизм — начало новой культуры: дикарь побежден как обезьяна.
              Нет больше любви уголков, нет больше любви, ради которой изменялась истина искусства.
              Квадрат не подсознательная форма. Это творчество интуитивного разума.
              Лицо нового искусства!
              Квадрат живой, царственный младенец.
              Первый шаг чистого творчества в искусстве. До него были наивные уродства и копии натуры.


              Наш мир искусства стал новым, беспредметным, чистым.
              Исчезло все, осталась масса материала, из которого будет строиться новая форма.
              В искусстве Супрематизма формы будут жить, как и все живые формы натуры.
              Формы эти говорят, что человек пришел к равновесию из одноразумного состояния к двуразумному.
              (Разум утилитарный и интуитивный.)
              Новый живописный реализм именно живописный, так как в нем нет реализма гор, неба, воды...
              До сей поры был реализм вещей, но не живописных, красочных единиц, которые строятся так, чтобы не зависеть ни формой, ни цветом, ни положением своим от другой.
              Каждая форма свободна и индивидуальна.
              Каждая форма есть мир
              Всякая живописная плоскость живее всякого лица, где торчат пара глаз и улыбка.
              Написанное лицо в картине дает жалкую пародию на жизнь, и этот намек — лишь напоминание о живом.
              Плоскость же живая, она родилась. Гроб напоминает нам о мертвеце, картина о живом.
              Или, наоборот, живое лицо, пейзаж в натуре напоминают нам о картине, т.е. о мертвом.
              Вот почему странно смотреть на красную или черную закрашенную плоскость.
              Вот почему хихикают и плюют на выставках новых течений.
              Искусство и новая задача его было всегда плевательницей.
              Но кошки привыкают к месту, и трудно их приучить к этому.
              Для тех искусство совсем не нужно. Лишь бы были написаны их бабушка и любимые уголки сиреневых рощ.


              Все бежит из прошлого к будущему, но все должно жить настоящим, ибо в будущем отцветут яблони.
              След настоящего стирает завтра, а вы не поспеваете за бегом жизни.
              Тина прошлого, как мельчайший жернов, тянет вас в омут.
              Вот почему мне ненавистны те, которые обслуживают вас надгробными памятниками.
              Академия и критика есть этот жернов на вашей шее — старый реализм, течение, устремляющееся к передаче живой натуры.
              В нем поступают так же, как во времена великой Инквизиции.
              Задача смешна, потому что хотят во что бы то ни стало на холсте заставить жить то, что берут в натуре.
              В то время, когда все дышит и бежит, — в картинах их застывшие позы.
              А это хуже колесования. Скульптурные статуи одухотворенные, значит, живые, стоят на мертвой точке, в позе бега.
              Разве не пытка?
              Вложить душу в мрамор и потом уже над живым издеваться.
              Но ваша гордость — это художник, сумевший пытать.
              Вы сажаете и птичек в клетку тоже для удовольствия.
              И для знания держите животных в зоологических садах.
              Я счастлив, что вырвался из инквизиторского застенка академизма.
              Я пришел к плоскости и могу придти к измерению живого тела.
              Но я буду пользоваться измерением, из которого создам новое.


              Я выпустил всех птиц из вечной клетки, отворил ворота зверям зоологического сада.
              Пусть они расклюют и съедят остатки вашего искусства.
              И освобожденный медведь пусть купает тело свое между льдов холодного Севера, но не томится в аквариуме кипяченой воды академического сада.


              Вы восторгаетесь композицией картины, а ведь композиция есть приговор фигуре, обреченной художником к вечной позе.
              Ваш восторг — утверждение этого приговора.
              Группа Супрематистов: К. Малевич, И. Пуни, М. Меньков, И. Клюн, К. Богуславская и Розанова — повела борьбу за освобождение вещей от обязанности искусства1.
              И призывает академии отказаться от инквизиции натуры.
              Идеализм есть орудие пытки, требование эстетического чувства.
              Идеализация формы человека есть умерщвление многих живых линий мускулатуры.
              Эстетизм есть отброс интуитивного чувства.
              Все вы желаете видеть куски живой натуры на крючках своих стен.
              Так же Нерон любовался растерзанными телами людей и зверями зоологического сада.


              Я говорю всем: бросьте любовь, бросьте эстетизм, бросьте чемоданы мудрости, ибо в новой культуре ваша мудрость смешна и ничтожна.
              Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски.
              Снимайте же скорее с себя огрубевшую кожу столетий, чтобы вам легче было догнать нас.
              Я преодолел невозможное и пропасти сделал своим дыханием.
              Вы в сетях горизонта, как рыбы!
              Мы, супрематисты, — бросаем вам дорогу.
              Спешите!
              — Ибо завтра не узнаете нас.

    К. Малевич
    1915 г. Москва


              1Перечисленные художники выступили под знаменем супрематизма на выставке «0,10». В дальнейшем они вошли в общество «Супремус» (1916—1918), сгруппировавшееся вокруг Малевича; членами «Супремуса» были О. В. Розанова, Л. С. Попова, Н. А. Удальцова, А. А. Экстер, И.В.Клюн, Н.М.Давыдова, М.И.Меньков, В.Е.Пестель, Алягров (псевдоним Р.О.Якобсона).

    1 - 2

    Следующая глава


    Картина Малевича Дровосек.

    Портрет М. В. Матюшина (К.С. Малевич)

    Черный квадрат и красный квадрат.

    Главная > Книги > Черный квадрат (Книга) > Глава I > Глава I. Часть I > Живопись в футуризме > Супрематизм - начало новой культуры
    Поиск на сайте   |  Карта сайта
    Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.