БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
 

Приложение. Письма К.С. Малевича к М.О. Гершензону (1918-1924). Письмо 11

Из Витебска в Москву
15 октября 1921 года1

Многоуважаемый Михаил Осипович.

Получил Ваше письмо от Медведева2, это самый заядлый враг мой. Только я ничего ему не сделал обидного; на публичных своих лекциях всегда ругает, даже выкидышем называет человеческим, так запаляется; сейчас же, очевидно, Вы с ним, может быть, говорили обо мне, вижу Ваши определения, что я папуас; он теперь на каждом месте всё об этом говорит, так что я теперь за папуаса иду среди образованной и грамотнонаучной медьведевщины3. Конечно, о письме знает уже весь Витебск, даже случайно на улице слыхал слова "ты знаешь, какой тип у нас сидит в Витебске, Медведев привез письмо от известного писателя Гершензона", так что событие4; но только смущает то, что какой же это папуас, коли пишет ему Гершензон. Некоторые просили его прочесть, но я не дал, видите, какой любопытный наш Витебск; меня доняли с своею литературщиною, советуют учиться писать или чтобы поправлять рукопись, но я не выдержал и сказал, что дуракам не даю исправлять5. Но мало того, <из> Петрограда тоже прямо беда, а мне кажется самому, что, может быть, и верно и <что> нахально <так> писать; и думаю теперь секретно всё делать и никому ничего не говорить и не печатать, пусть, когда умру, разбираются, если чего найдут. Всё для меня ново, все пробую рассмотреть; конечно, все вещи в мире давно рассмотрены, а все их продолжают рассматривать, и сейчас очень заволновала меня мысль о весе, <о> материале и о скрытом в нем движении, о причине стремления к центру всех вещей, и что их толкает и связует, и как происходит обратное отталкивание вещей, откуда они пришли. Написал записку о движении Бога и о том, что человека нет, вовсе не было и не будет никогда. А Булгаков совсем странно утверждает Истину и любовь, а это ничего не выйдет и монастыря ему не удастся построить. Он бережет душу, но точно не узнал души и не знает того, а может быть, и я не знаю, что душа новая а образе моем уж настала и тело ей готовится новое. Большие перемены происходят, и всё это нужно видеть и рассказать. Но, во всяком случае, многие Медведевы, ругатели из них, в споре со мною (а этот спор бывает в профсоюзе, где столовая и потому туда захожу6) всё-таки не удается им своими аргументами противопоставить что-либо мне, в особенности когда я прошу говорить своими мыслями и языком.

Передайте привет Марии Борисовне

Крепко жму Вашу руку,


15/<октября>21
Витебск

Ваш К. Малевич



1 Письмо К.С. Малевича М.О. Гершензону от 15 октября 1921 года из Витебска в Москву — Отдел рукописей Российской национальной библиотеки, ф.7 46 (Гершенэона М.О.), картон 37, ед. хр. 7 (машинописная копия, 2 экз.). Впервые было опубликовано в изд.: Письмо К.С. Малевича М.О. Гершензону/ Вступ. ст., публ. и коммент. А. Шатских/Дерентьевский сборник. 1996. М.: Гилея 1996. с. 263-272.
2 Медведев Павел Николаевич (1891-1938) — литератор, историк и теоретик литературы. В 1917-1922 годах проживал в Витебске, занимал ряд важных постов в Витебском губернском отделении Наркомпроса. Близкий друг М.М. Бахтина, член бахтинского круга в Витебске, затем Петрограде-Ленинграде.
3 Определение "папуас" (со всем ареалом значений, включающим синонимы "дикарь", "варвар", "первобытный человек", "примитивный", "наивный" и т.д.) в контексте размышлений и настроений Гершензона в те годы явственно имело амбивалентный смысл: как представляется, для московского литератора-мыслителя в нем доминировал вектор, указывавший на возможность обновления, возрождения через обретение "свежей крови"; именно этот аспект полностью устраивал Малевича, для которого определение Гершензона не являлось секретом. Напротив, Медведеву в слове "папуас" было близко то значение, которое перекликалось с формулировкой Д.С. Мережковского, заклеймившего русских футуристов ярлыком "грядущий Хам" (Мережковский Д. Грядущий Хам. СПб., 1906; Он же. Еще шаг грядущего Хама//Русское слово. М., 1914. 29 июня).
4 Обнаруженный факт переписки Гершензона и Малевича прибавил вес художнику в глазах традиционалистски настроенной витебской публики — во всяком случае, в городской прессе тут же появилась "реабилитирующая" Малевича заметка, явно инспирированная открытием Медведева: "Новый труд. Художник Казимир Малевич пишет большой новый труд "Философия живописи". Тов. Малевич является автором многочисленных работ в современном искусстве. Местным музеем современной живописи также приобретены три картины у него. Тов. Малевич привел в систему существующие кубистические и футуристические течения и создал начало в 1912 г. новому течению супрематизму. За последние годы им были написаны большие труды, как, напр<имер>: "Философия и производства" <так!>, "Кубизм", "Футуризм" и многие другие. Ген."//Вечерняя газета. Витебск, 1921. 20 октября. № 40. Из этой заметки, подписанной псевдонимом, который не удалось расшифровать, со всей очевидностью проистекало, что газетчик писал понаслышке, не обращаясь за информацией к самому художнику (сообщение о создании "Философии живописи" отчасти опиралось на слухи о книге "Супрематизм как беспредметность, или Живописная сущность", законченной в марте 1921-го; название "Философия и производства" было искаженным заголовком труда "Производство как безумие" (оба сочинения не изданы и поныне); отдельных публикаций с названиями "Кубизм" и "Футуризм" у Малевича не было, имелись в виду, скорее всего, книжки "От кубизма к супрематизму" (Пг., 1915) и "От кубизма и футуризма к супрематизму" (М., 1916).
5 Своеобразный литературный стиль Малевича вызывал крайне негативные отклики у многих. Так, в рецензии И.Корницкого на книгу Малевича "От Сезанна до супрематизма" (Пг, 1920) разгрому были подвергнуты не только идеи Малевича, но и его язык: "Кому нужны эти "истины"? Художнику, специалисту искусствоведу они давно уже успели приесться, стать "общим местом". Тому, кто, по словам Казимира Малевича, должен "приспособить свою голову к пониманию", они, конечно, не станут более понятными в изложении автора, да и вряд ли кто-нибудь сумеет одолеть больше первых 10—15 строк. Обидно, что Отдел изобразительных искусств тратит бумагу и краску на подобный набор бессмысленных фраз, в то время как налицо определенная необходимость в толковой брошюре, могущей облегчить широким массам понимание нового искусства" (Корницкий И. <Рец. на кн.:> Художника Казимира Малевича. От Сезанна до супрематизма. Критический очерк. Издание Отдела изобразительных искусств Наркомпроса. Стр.<40> 8° // Печать и революция. М., 1921. Кн. вторая, август-октябрь. с. 211-212). Б.Арватов в рецензии на брошюру "Бог не скинут. Искусство, церковь, фабрика" (Витебск, 1922), выдвинув идеологические обвинения Малевича в контрреволюционности, обрушился также на стиль изложения: "Все эти мысли я с трудом выудил из книжки, — до того невразумителен ее язык, представляющий какую-то чревовещательную смесь патологии с маниачеством вырожденца, вообразившего себя пророком" (Арватов Б. <Рец. на кн.:> К. Малевич. Бог не скинут (Искусство. Церковь. Фабрика). Изд. Уновис. Витебск. 1922 г. Стр. 40 // Печать и революция. М., 1922. № 7. с. 343-344). Малевич не оставлял без внимания такие высказывания, сокрушался по их поводу, отчасти признавая их справедливость, но править себя никому не давал, — исключение в ранние годы составлял лишь М.В. Матюшин, которому Малевич доверял безгранично; в годы директорства в Гинхуке тексты Малевича иногда бережно редактировались В.М.Ермолаевой.
6 В Витебске по ул. Замковой, 12 располагалось ныне утраченное здание Сорабиса (профессиональный Союз работников искусства), где находилась столовая для членов Сорабиса.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Чёрный квадрат, синяя трапеция и красный круг (К. Малевич)

Голова крестьянской девушки (Малевич К.С.)

2

Главная > Книги > Супрематизм (Книга) > Приложение. > 15 октября 1921 года
Поиск на сайте   |  Карта сайта
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.