БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
     

    Записка о расширении сознания, о цвете, о молодых поэтах

    1 - 2 - 3

    В творчестве техники: сила земли уходит в творчество вещей, путь которых <уходит> за горизонт ее тела... — земля распыляется.

    Здесь нет обмана, здесь действительность.

    В первом же случае воображение, миф.

    Техника в своем творчестве уходит вперед, неустанно выбрасывая вещи, и увеличивает жизнь.

    Творчество Художников уходит или назад, или же идет по пятам созданных техникой вещей; повторяя формы вещей, стилизуя ли или просто передавая, <художники> делают копии ненужного груза.

    Нужно поставить себе раз навсегда взгляд, что искусство прошлого не служит нам божеством и что ни в коем случае нельзя пользоваться им целиком; можно взять знания как опыт <, но нужно> больше его иметь в виду, чем действовать.

    Прошлое должно служить лишь для того, чтобы не быть повторенным. С каждым поколением всплывают бойцы и <со> страшной силой ударяются своими новыми бойницами в тайную <тайну> земли.

    Ослабевшие, переходят в область фантазии, думая образами спастись от кошмара тайны, но, вынося с фантазией себя как вещь, гибнут.

    Самый сильный бунт духа выразился в футуризме и Кубизме. Сильным напором были сломлены вещи, единица, <они> были разобщены, но, соединяясь в сознании, творились как бы новые вещи.

    В скорости их передвижения футуризм нашел себе святыню и остался прикован к бегущим вещам.

    Здесь уже прошло любопытство узнать тайну и здесь спасение, выход скорый с кольца горизонта.

    Футуризм не ищет тайны, не ищет разгадок, но идет навстречу вихрю движения и принимает на себя его силу.

    Футуризм — поворот силы своей не к вещи, а <к> приятию ее силы на себя — служ<ит> мерою быстроты бега.

    Отсюда освобождение от идеологии вещей и переход к цвету единому, свободному, указателю новых мер пространства, основанных на воле абсолютного творчества.

    Приходя к цвету, делая его господствующим, Супремативным, мы освобождаемся <для> связи с ощущаемым током динамичности, оставляя его цветовую меру.

    Накопление силы тока, находящегося в пространстве, отличается цветом на холсте.

    От силы накопления — зависит направление и цвет токовыразительной цветовой массы.

    Если художник раньше был зеркалом <для> отражения вещей и если его усилия были направлены к определению их сути, то теперь воля его принимает на себя сущность движения, ток которого преломляется и суммируется в новые единицы творчества.

    Сезанн устремлялся к конусу, кубу, предла<гал> вещь привести к геометризации. Приведя вещь к геометрическим формам, мы нарушаем ее основную форму, приводя ее к геометрич<еской> грани.

    Кубизм привел вещь к геометрическим пропорциям и нашел красоту в новой связи или гармонии дуги и прямой, связ<и> живописных фактур — гладкой с шереховатой.

    Найдя в этом сопоставлении красоту — или, вернее, получая от соединения их ток, оживляющий нашу нервную систему, — <Кубизм> потерял вещь.

    Вещи исчезли как дым, и в пространстве явились новые формы.

    Не стало вещей, а следовательно, и тайны их, державшей на привязи наше несозревшее сознание.

    Теперь мы можем свободно вздохнуть и творить новые знаки.

    Знаки <происходят> от нас, а не мы от знаков.

    Все старое и молодое поколение было порабощено любознательностью найти в вещах что-то другое, чем вещь.

    Наивное сознание не соглашалось, что стол есть стол, ему хотелось еще в нем найти что-то другое.

    Но коварный стол оставался столом, несмотря на всё выворачивание его формы.

    Вещи и земля смеялись над художником и отплатили и платят <ему> жестоко.

    Художники желали спасти себя через дух, и через дух <мы> хотим познать суть вещей.

    Но каждый раз дух погибал в тисках вещи, и мы оставались с тем же столом и землею.

    Вещи — круг, и сколько бы <мы> ни стремились подняться кверху, круг опускался — и мы у той же точки.

    Этот круг утомляет нас, и дух наш в отчаянии, отсюда читаем стихи и видим картин<у> — плача, стона и тоски поэтов.

    Если взять молодых наших поэтов — кажется, что где же искать бодрость духа страшного упора стремления, как не <у> них?

    1 - 2 - 3


    Скачет красная конница (К.С. Малевич)

    Казимир Северинович Малевич. Живопись "Пейзаж".

    Купальщики.

    Главная > Книги > К.С. Малевич. Произведения разных лет > I. СТАТЬИ, ТРАКТАТЫ, МАНИФЕСТЫ И ДЕКЛАРАЦИИ, ПРОЕКТЫ, ЛЕКЦИИ > Записка о расширении сознания, о цвете, о молодых поэтах > Освобождение от идеологии вещей
    Поиск на сайте   |  Карта сайта
    Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.