БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
     

    Supremus. Кубизм и футуризм

    1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

    [Как] ни достигали яркости солнца в картине, ничего не достигли.

    Солнце их картин потухло с ночью, а бегущий дискобол стоит на месте десять тысяч лет, <хотя> дикарь думал достигнуть живого бега. Так и в 19 веке художники тоже думали об этом.

    Но дикарю — было занятно и забавно достигнуть изображения видимого, тоже интересно обезьяне передразнить видимое, тоже малому ребенку хочется быть папой.

    Но мы в 20 веке должны подумать о чем-нибудь посерьезнее; быть мастером копировки или же украшать реальную форму по своему вкусу — <это всего лишь> ремесло украшать стены <с целью> обставить жизнь свою возможно <более> комфортабельно.

    К этой обыденности и привели Ваши авторитеты — любители красивых уголков, милых лич<иков>, лунных ночей эротик<и>.

    Эту домашнюю утварь великие маэстры прикрывают гениальностью, овеянной сверхчеловечеством.

    И в ваших глазах горит великой жемчужиной тыква1.

    Ни дикарь, ни классики, ни современные академисты — не развивали волю творить формы, а развивали способность уметь передать натуру, шли к Искусству.

    Дикарь не думал о<б> Искусстве, он думал о<б> изображении реальных форм. Теперь же тыквы, Венеры и всякую рухлядь стали возвышать до Искусства, а Искусство сделали недосягаемым. И к этой недосягаемости подымаем обыденную нашу жизнь.

    Став на эту точку, никогда не сдвинемся, "пройдет небо и земля", но мы Искусство не двинем по-за вещи.

    По-за вещью наступает момент, когда мы выходим на главный путь нашей жизни — ТВОРИТЬ наше существование. По-за землею лежит творческий наш путь. [Чем богаче сознание наше, тем больше существуем.]

    В живописном искусстве не было дано больше — <в нем были всего лишь> копии натуры и уродства ее творчества, оба эти случая основывали <искусство> на эстетизме, вкусе, красоте и композиции распределени<я> вещей.

    Построенная на этих основаниях картина называлась творческим Искусством; если это верно, то распределение мебели по комнатам тоже можно считать за творчество.

    Скопированный арбуз тоже творчество; написанный змей творчество, но только мистическое.

    Думаю, что между искусством ТВОРИТЬ и искусством ПОВТОРИТЬ большая разница.

    ТВОРИТЬ — увеличить жизнь новыми конструкциями. Но сколько бы мы не распределяли по комнатам мебель, мы не увеличим <жизнь> и не создадим новых форм.

    Также новая развеска картин в Третьяковке не увеличит их ценности2. И сколько ни пиши лунных пейзажей, коровок на зеленом лугу, сколько бы ни урод<уй> скелеты натуры, всё будут пейзажи и те же коровки — <и это> будет только напоминание о живом.

    Вы называете гениальным того, чьи картины больше <других> напоминают живые лучи солнца.

    БЛОКНОТ — гениальная книжечка!

    Картины собраны в музеях — протоколы прошедшей и настоящей вашей жизни, остывшие зеркала. Блокноты прошлых заметок.

    В этих зеркалах отражено творчество жизни. НО ТВОРЧЕСТВА ХУДОЖНИКА НЕТ.

    Творчество технической жизни — создание новых живых конструкций — перерождение кристалла железа — [в автомобиль]. Жизнь перешла в новую оболочку.

    Но мысль техника превращает жизнь <в новую конструкцию> Трепещет ли <жизнь> живым порывом в картине, пейзаже?

    В живописном творчестве картина живет тогда, когда краска не служит чернилами для выражения мыслей и начертания букв.

    И в природе сила движущейся энергии рождает форму, и сама движуща<яся> форма окрашивается.

    Живопись <возникает> только тогда, когда краска пройдет через творческую волю в форму своего количества, зарожденн<ую> внутри красочного скопления.

    Цветовые массы природы должны быть только для построения новых живописных конструкций, независимо от той формы, которую окрашивают.

    Снятые краски с живого — перевоплотятся в новую самособойную жизнь.

    Художник — живописец тогда, когда краски дают чисто живописную форму, и <он> перестает быть живописцем, когда посредством краски изображает лицо и вещи.

    Живописная картина должна говорить только о живописи; всякое же лицо, пейзаж вызывает у вас ассоциацию совершенно другого порядка и затемняет то, что хотел сказать художник.


    1В данных словах содержится аллюзия на приобретение Третьяковской галереей в 1915 году картины "Тыква" (1914) И.И.Машкова (см. след. примеч.).
    2В 1913 году И.Э.Грабарь возглавил Попечительский совет Третьяковской галереи, в который вошли В.П.Зилоти, старшая дочь П.М.Третьякова, архитектор Р.И.Клейн и московские коллекционеры А.П.Ланговой и кн.С.А.Щербатов. В 1913-1916 годах Грабарь провел полную реорганизацию развески картин в Третьяковской галерее; тогда же галереей были закуплены произведения Н.С.Гончаровой, П.П.Кончаловского, И.И.Машкова, П.В.Кузнецова, М.С.Сарья-на, Н.П.Крымова. Эти события бурно обсуждались художниками, критиками и обществом, подчас затмевая сообщения с фронтов первой мировой войны.

    1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


    Выезжали мы за Млаву...

    Вильгельмова карусель.

    Живо заняли мы Галич...

    Главная > Книги > К.С. Малевич. Произведения разных лет > I. СТАТЬИ, ТРАКТАТЫ, МАНИФЕСТЫ И ДЕКЛАРАЦИИ, ПРОЕКТЫ, ЛЕКЦИИ > Supremus. Кубизм и футуризм > Главный путь — ТВОРИТЬ
    Поиск на сайте   |  Карта сайта
    Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.