БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
     

    Биографический очерк

    1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12

    Крестьянин, гроб, лошадь (ок. 1932 г.)Так <как> образ человека является одной из сам<ых> разнообразн<ых> форм <по внешности> и своему содержанию, через него и выражаются все ощущения — и живописные, и мистические, и динамические, и т.д. Но, следуя этому выводу, мы в конце концов видим, к чему пришли массы и как они понимают, например, "живописное ощущение". Таковое ощущение им и по сие время неясно, оно совсем не существует, образ существует для них не как живописная ценность, но форма натуральная, как живая копия с человека, который находится в той или другой анекдотической роли быта.

    Таким образом, такой путь неверный, потому что он не дает возможность ощущать то или другое состояние, сюжет заслоняет собой все то существо, которым художник живет; благодаря таковой постановке дела получается, что живописец вместо того, чтобы выразить формы своего живописного ощущения, выражает посредством живописи те формы отношений, которые создал быт.

    В настоящее время живописец отчасти понял, что только в беспредметном плане он может выразить чистые свои живописные ощущения или другие, в особенности живописные и динамические.

    Поэтому кубизм должен сыграть <иметь> для будущего поколения огромное значение. Кубизм явился той кульминационной точкой, к которой все время Искусство шло, но которое все время власть имущие сшибали на свою сторону служения и обслуживания либо религиозной линии поведения, либо политической. В противном случае художники обвинялись <объявлялись> врагами народа, ибо как бы не хотели ему служить.

    Кубизм уже является тем пределом, той позицией, о которую разбил себя предметный образ на элементы, "Мир как образ и представление" распался на составные части. В мире Искусства хотя и было это встречено как хулиганство, но этим самым все общество художников не уяснило себе той значительности события, которое случилось в Мире Искусств; то, что случилось, превышает наисильнейшие землетрясения, которые бы разрушили одну часть света. Искусство новое растворило весь "Мир как образ" в нашем представлении, превратило предметный мир в беспредметный, т.е. <все традиции> многовековой человеческой культуры выстраивания мира как "Мир<а> воли и представления" разрушены сегодня Новыми Искусствами. Поэтому Новое Искусство сейчас обнаруживает ту огромную силу, которой в жизни человеческих представлений еще не было. Конечно, <полностью> обнаружить эту силу Новейших Искусств дальше будет зависеть от самих художников, которые пожелают или не пожелает развивать эту силу до пределов создания нового Мира, или же они капитулируют и пойдут на предмет обслуживания и восстановления тех образов, изображение которых осталось на камнях развалившегося Мира Искусств.

    В жизни предметного мира была сделана ошибка в области зажима Искусства в предметном патроне, в котором <жизнь> держала Искусство и направляла его в ту сторону, которая нужна <предметному миру>. В Кубизме Искусство вылезло из этого патрона, и теперь остается художникам понять свою свободу — или не понять; от этого и будет зависеть развитие той огромной силы их Искусства, которая может создать заново новый Мир Искусства. Но может быть и иначе, что художники поймут не так, как нужно, и патрон будут считать подлинным своим жилищем и, походив на свободе, вновь войдут ночевать и жить в патроне; тогда они войдут вновь в работу по реставрации разрушенных образов. Станут тем средством, которым будут побеждать цель другие.

    В психическом строе современного художника произошла перемена, его сознание объяснило ему его же беспредметную природу, из которой будет вырастать новый мир будущего; это только нужно понять, нужно глубоко проанализировать то событие в Искусстве, которое свершилось в нашем веке. К этому новому строению мира должно идти все, и все экономические вопросы и их разрешение должны сводиться к этому прекрасному Миру Искусства Мира беспредметного, Мира без-идейного, Мира без-образного.

    То, что свершилось в Искусстве, нигде не совершалось, ни в Религии, ни в других идеях политики, но, к сожалению, никто из последних не замечает этого события, не замечает потому, что каждый уверен в том, что только в разрешении того или другого вопроса будут разрешены все вопросы, и в том числе и вопросы в Искусстве. Сейчас все и Искусство должны содействовать тому и другому, чтобы скорее достигнуть прекрасного Мира.

    Но эта точка зрения неверна совсем, неверна потому, что игнорирует Искусство как самостоятельную точку воззрения и, второе, рассматривает его как нечто подсобное, как роскошь. Если бы это было иначе, а именно, чтобы Искусству дали больше свободы к созданию роскоши, тогда и люди скорее приблизились <бы> к миру прекрасному.

    Ведь всякий из людей и всякая машина имеет своей целью достижение роскоши, а в жизни получается наоборот — то, что может сделать жизнь роскошью, эту силу стараются захламить или пообещают ей свободу, когда вся жизнь наладится и устроятся экономические вопросы.

    Если бы художник ожидал бы этой благодати, когда ему будут валиться в рот галушки, не было бы тогда бы у нас ни одной картины, ни спектакля, ни архитектуры, ни других памятников Искусства. История нам показывает, что за много тысяч лет устройства экономического мы еще не достигли его, но Искусство за это время оставило множество прекрасных памятников своего мира, своей жизни.

    Следовательно, Искусство художника есть наиправильнейший метод достижения прекрасной формы жизни, эти прекрасные формы жизни не только являются в живописной картине, но и <в> самой пространственной объемной жизни человека.

    Мы видим в жизни множество архитектурных построек, дворцов, храмов и т.д., великолепие которых поражает всех и все поколения; конечно, оно поражает поколения только при том условии, когда поколение не будет видеть в нем образов, которые не похожи на современные; как беспредметная форма <великолепие> будет всегда прекрасно.

    Непонимание Искусства художника влечет за собою упадок последнего, а если бы его поняли, тогда поручили бы ему планировать города и деревни и всякую постройку. Сначала и нужно было бы сделать так, а потом поручить технике выстроить по данному рисунку город, любое здание.

    Ибо что же мы должны прежде всего поставить во главу угла — "прекрасное", "роскошное" или не "прекрасное" и не "роскошное" качество, или халтуру<?> Наиусовершенствованные "авто-аэроплано-гидро" всегда будут только не чем другим, как малокачественной техникой, малокачественной потому, что техника никогда не сможет быть абсолютно качественной только потому, что мир "как представление* не имеет границ, ибо действительность для человека в этом плане закрыта; никогда ни один инженер не сможет изобрести совершенной машины, также как астроном не сможет открыть последнего Солнца и последней системы или оформить мир как единую систему вращения возле одного центра.

    Отсюда как бы оптика и ее техника ни старалась дать такие стекла, которые смогли бы просмотреть весь мир насквозь в сторону больших тел, а равно в сторону и малых, ничего <она> не может достигнуть, ибо в самом зародыше еще не решен вопрос верно и о малых, и о больших и их бесконечности — существуют ли они или нет<?> Конечно, существуют они в нашем представлении, как существовало раньше у человека представление о том, что Земля стоит вне движения, а Солнце вращается вокруг Земли. И эти представления были обоснованны, но наши обоснования разбили прошлые посредством изобретенных аппаратов и математики, благодаря им и выяснили, что возле чего вертится и что больше другого.

    Но в будущем и этот вопрос не будет иметь никакой цены и достижения, ибо скажут: "Разрешение вопроса <в том>, что Земля вертится кругом Солнца, а Солнце вертится кругом Канопуса1с точностью семь миллионов лет", — <и это> не будет разрешением вопроса, если не будет найден главный центр, возле которого все вертится и от которого все зависит, все произошло, не будет найдено то бессмертное начало вечной жизни, которое докажет, что смерти никогда не было, нет и не будет.


    1Канопус — вторая по яркости звезда неба, ее светимость в 7800 раз больше солнечной; расстояние от Солнца — 160 парсек.

    1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12


    Главная > Книги > К.С. Малевич. Произведения разных лет > I. СТАТЬИ, ТРАКТАТЫ, МАНИФЕСТЫ И ДЕКЛАРАЦИИ, ПРОЕКТЫ, ЛЕКЦИИ > Работы конца 1920-х — начала 1930-х годов > Биографический очерк > Жизнь предметного мира
    Поиск на сайте   |  Карта сайта
    Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.