БиографияКнигиО творчествеКазимир МалевичЧерный квадратГалереяГостевая
Государственные и общественные организации вакансии.
 

1 - 2

Живопись в футуризме.

          Если мы возьмем в картине футуристов любую точку, то найдем в ней уходящую или приходящую вещь или заключенное пространство.
          Но не найдем самостоятельную, индивидуальную живописную плоскость.
          Живопись здесь не что иное, как верхнее платье вещей.
          И каждая форма вещи была постолько живописна, посколько форма ее была нужна для своего существования, а не наоборот.


          Футуристы выдвигают как главное динамику живописной пластики. Но, не уничтожив предметность, достигают только динамики вещей.
          Поэтому футуристические и все картины прошлых художников могут быть сведены из 20-ти красок к одной, не потеряв своего впечатления.
          Картина Репина — Иоанн Грозный — может быть лишена краски и даст нам одинаковые впечатления ужаса, как и в красках.
          Сюжет всегда убьет краску, и мы ее не заметим.
          Тогда как расписанные лица в зеленую и красную краски убивают до некоторой степени сюжет, и краска заметна больше. А краска есть то, чем живет живописец: значит, она есть главное.


          И вот я пришел к чисто красочным формам.
          И Супрематизм есть чисто живописное искусство красок, самостоятельность которого не может быть сведена к одной.
          Бег лошади можно передать однотонным карандашом.
          Но передать движение красных, зеленых, синих масс карандашом нельзя.
          Живописцы должны бросить сюжет и вещи, если хотят быть чистыми живописцами.


          Потребность достижения динамики живописной пластики указывает на желание выхода живописных масс из вещи к самоцели краски, к господству чисто самоцельных живописных форм над содержанием и вещами, к беспредметному Супрематизму — к новому живописному реализму, абсолютному творчеству.
          Футуризм через академичность форм идет к динамизму живописи.
          И оба усилия в своей сути стремятся к Супрематизму живописи.


          Если рассматривать искусство кубизма, возникает вопрос, какой энергией вещей интуитивное чувство побуждалось к деятельности, то увидим, что живописная энергия была второстепенной.
          Сам же предмет, а также его сущность, назначение, смысл или полность его представлений (как думали кубисты) тоже были ненужными.
          До сих пор казалось, что красота вещей сохраняется тогда, когда вещи переданы целиком в картину, причем в грубости или упрощении линий виделась сущность их.
          Но оказалось, что в вещах нашлось еще одно положение, которое раскрывает нам новую красоту.
          А именно: интуитивное чувство нашло в вещах энергию диссонансов, полученных от встречи двух противоположных форм.
          Вещи имеют в себе массу моментов времени, вид их разный и, следовательно, живопись их разная.
          Все эти виды времени вещей и анатомия (слой дерева) стали важнее их сути и смысла.
          И эти новые положения были взяты кубистами как средства для постройки картин.
          Причем конструировались эти средства так, чтобы неожиданность встречи двух форм дали бы диссонанс наибольшей силы напряжения.
          И масштаб каждой формы произволен.
          Чем и оправдывается появление частей реальных предметов в местах, не соответствующих натуре.
          Достигая этой новой красоты или просто энергии, мы лишились впечатления цельности вещи.
          Жернов начинает ломаться на шее живописной.


          Предмет, писанный по принципу кубизма, может считаться законченным тогда, когда исчерпаны диссонансы его.
          Все же повторяющиеся формы должны быть опущены художником как повторные.
          Но если в картине художник находит мало напряжения, то он волен взять их в другом предмете.
          Следовательно, в кубизме принцип передачи вещей отпадает.
          Делается картина, но не передается предмет.


          Отсюда вывод такой:
          Если в прошедших тысячелетиях художник стремился подойти как можно ближе к изображению вещи, к передаче ее сути и смысла, то в нашей эре кубизма художник уничтожил вещи с их смыслом, сущностью и назначением.
          Из их обломков выросла новая картина.
          Вещи исчезли как дым для новой культуры искусства.


          Кубизм, как и футуризм и передвижничество, разны по своим заданиям, но равны почти в живописном смысле.
          Кубизм строит свои картины из форм линий и из разности живописных фактур, причем слово и буква входят как сопоставление разности форм в картине.
          Важно ее начертательное значение. Все это для достижения диссонанса.
          И это доказывает, что живописная задача наименьше затронута.
          Так как строение таких форм основано больше на самой накладке, нежели на цветности ее, что можно достигнуть одною черною и белою краской или рисунком.
          Обобщаю:
          Всякая живописная плоскость, будучи превращена в выпуклый живописный рельеф, есть искусственная красочная скульптура, а всякий рельеф, превращенный в плоскость, есть живопись.

1 - 2


Спортсмен (Малевич К.С.)

Дама на остановке трамвая (Малевич К.С.)

Выезжали мы за Млаву...

Главная > Книги > Черный квадрат (Книга) > Глава I > Глава I. Часть I > Живопись в футуризме
Поиск на сайте   |  Карта сайта
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Казимир Малевич. Сайт художника.